Дефицит в энергосистеме будет сохраняться все лето, даже если обстрелы остановятся

... no compromises!

Дефицит в энергосистеме будет сохраняться все лето, даже если обстрелы остановятся

В ночь на 8 мая украинская энергосистема пережила пятую по счету ракетно-дроновую атаку с 22 марта. Были атакованы объекты генерации и передачи в Винницкой, Ивано-Франковской, Львовской, Запорожской, Полтавской и Кировоградской областях. Кроме этого, россияне в который раз атаковали газовые хранилища на западе страны. Из-за роста дефицита электроэнергии, на самом деле присутствующего в системе с 11 апреля — даты третьей ракетной атаки на энергоинфраструктуру, вечером 8 мая были введены ограничения для бизнеса и промышленности. Если бы это не помогло, в «Укрэнерго» готовились и к отключению населения. Отключения в мае, когда световой день длится 15 часов и за окном плюс 15, свидетельствуют о действительно чрезвычайно сложной ситуации.

[see_also ids=”594819″]

Сейчас, чтобы сбалансировать систему и покрыть дефицит, используются все возможные меры: задействованы все оставшиеся мощности генерации, привлечены импорт электроэнергии из других стран и аварийная помощь (то есть срочная поставка э/э из энергосистемы соседних стран). Но все же не тянем. В НЭК «Укрэнерго» в ответ на запрос ZN.UA сообщили, что хотя отключение потребителей — это последний инструмент сбалансирования энергосистемы, его использование в пиковые вечерние часы вероятно. И не когда-то там зимой, а уже вот-вот.

В «Укрэнерго» отмечают, что, кроме атак россиян, в течение лета на дефицит окажут влияние и другие факторы. С конца мая и вплоть до осени потребление будет на высоком уровне из-за массового использования кондиционеров в жару. Особенно тяжело энергосистеме будет в период максимального потребления, он хотя и меньше зимнего, зато увеличивается летом до семи часов в сутки — с 15:00 до 22:00, что существенно усложняет и без того непростой процесс балансирования энергосистемы в пиковое время.

На самом деле именно баланс между потреблением и производством электроэнергии — главное условие безопасной работы энергосистемы. Энергетики подчеркивают, что главным вызовом для работы энергосистемы сейчас и в отопительный сезон будет именно нехватка возможностей электростанций производить больше «маневровой» электроэнергии в ответ на рост потребления во время холодов. Напомним, что при этом профильное министерство все силы бросает на увеличение мощностей в абсолютно неманевровой атомной генерации.

В «Укрэнерго» подчеркивают, что полное восстановление пострадавших электростанций займет довольно продолжительное время, а от плановых ремонтов, выполняемых в перерывах между отопительными сезонами, тоже нельзя отказаться. На атомных станциях ремонтная кампания уже начата, в дальнейшем все больше и больше мощностей генерации будут идти во временные ремонты, готовясь к следующей зиме. Следовательно, обеспечение баланса энергосистемы даже летом будет сложной задачей. В «Укрэнерго» готовы к тому, что ощутимый дефицит в энергосистеме будет сохраняться все лето, даже если обстрелы остановятся. Их основная ставка — привлечение импорта электроэнергии из Европы, а если и его будет недостаточно, то будут обращаться за аварийной помощью к соседям.

А вот к отопительному сезону, когда, несмотря на «сужение» пикового периода, все же существенно вырастет собственно дефицит генерации электричества, уже готовятся разные сценарии. Конечно, сценарии — тайна, но сейчас известно, что правительство в процессе переговоров с рядом европейских стран о передаче нам оборудования из их остановленных и законсервированных электростанций. Да, бэушного и несвежего, но это быстрее, чем ждать 10–12 месяцев изготовления и доставки нового.

[see_also ids=”594924″]

Параллельный процесс — строительство распределенной генерации. Все настолько плохо, что подсоединение новых генерирующих установок к электросетям, которое десятилетиями было легендарно долгим, сложным и дорогим во всех смыслах, теперь будет проходить по упрощенной процедуре и бесплатно. Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ), принимая это решение, буквально кричит о том, что государству нужны маленькие генерирующие мощности. Потому что одно дело попасть в блок ТЭС мощностью 200 МВт, другое — в 20 малых и рассредоточенных мощностей по 10 МВт. Единственный вопрос: почему только сейчас мы подходим к реализации этого прекрасного замысла, если потребность в распределенной генерации стала очевидной еще при первой волне энерготеррора в 2022-м? Ну и понятно, что к широкому жесту НКРЭКУ желательно бы добавить решение долговых проблем на балансирующем рынке, потому что сейчас он, мягко говоря, не очень привлекательный для инвесторов.

Энергосистеме в ближайшем будущем, по данным «Укрэнерго», понадобятся как минимум 2,5 ГВт дополнительных маневровых мощностей (примерно полторы Трипольских ТЭС) и 1 ГВт систем накопления энергии. Желательно при этом, чтобы эти новые маневровые мощности были разных типов, например, компактные газовые электростанции или современная тепловая генерация на биогазе и биотопливе.

Сейчас все это звучит как мечты…

Потери генерации — беспрецедентные, риск последующих атак сохраняется, строительство защитных сооружений требует времени, а увеличение количества систем противовоздушной обороны до сих пор на этапе «Украина срочно нуждается в ПВО, заявил Жозеп Боррель».

Поводов для беспокойства у энергетиков много, а существующий, а не теоретический, инструментарий борьбы с дефицитом на самом деле очень ограничен — или импорт, или «аварийка».

Импорт электроэнергии — это самый рыночный, а соответственно, и существенно более дешевый способ сбалансировать энергосистему, чем аварийная помощь. И вроде бы мы уже интегрированы в энергообъединение ENTSO-E, но процесс синхронизации небыстрый, поэтапный, требует выполнения организационно-технических предпосылок, а потом еще и анализа влияния на всех участников. То есть все серьезно, небыстро, и наш очевидный форс-мажор вряд ли что-то ускорит. Мы и так движемся, можно сказать, на космической скорости — начинали с пропускной способности в 100 МВт и за полтора года увеличили ее до 1700 МВт. Более того, после окончательного перехода в марте 2024 года на европейские правила торговли электроэнергией коммерческий обмен может проходить со всеми соседними странами-членами ENTSO-E — Румынией, Словакией, Польшей, Венгрией, Молдовой.

«Укрэнерго» заверяет, что сейчас их европейские коллеги исследуют потенциал своих магистральных сетей для определения возможных объемов дальнейшего увеличения доступной мощности коммерческого обмена электроэнергией между Украиной и ЕС. Они обеспокоены устойчивостью европейской энергосистемы, именно этим объясняется такой осторожный прогресс. По данным экспертов рынка, это позволит, при максимально положительном сценарии, добавить еще 500 МВт пропускной способности. Этого все еще будет недостаточно, но с ними будет легче, чем без них.

[see_also ids=”593575″]

Для дальнейшего увеличения понадобятся дополнительные интерконнекторы — соединители, позволяющие пропускать электрику между отдельными сетями или соединять синхронные сети. Интерконнекторы, собственно, и дают возможность осуществлять торговлю электроэнергией между территориями. Поэтому увеличение таких сетевых соединений реально помогло бы Украине получить от присоединения к ENTSO-E больше выгоды, расширив возможности для торговли. Хорошая новость: в инвестпрограмме «Укрэнерго» в этом году заложены средства на строительство новой мощной линии для увеличения пропускной способности торговли электроэнергией с Румынией. Плохая новость: срок строительства, по прогнозу «Укрэнерго», — два года.

При этом все время помним, что речь все равно идет об импорте, который хоть и дешевле аварийной помощи, но не бесплатный. А еще о необходимости в защите подстанций, обеспечивающих этот импорт, что возвращает нас к проблемам как достаточности систем ПВО, так и к медлительности строительства защитных сооружений. К тому же какое-либо увеличение импорта не решает основную проблему баланса — передачу мощностей на юг и восток страны, в регионы, в  наибольшей степени страдающие от дефицита в энергосистеме. Для них, к сожалению, хороших новостей нет даже у самых больших оптимистов энергосектора.

[votes id=”1732″]

Leave a Reply