Курс гривни: стоит ли беспокоиться?

... no compromises!

Курс гривни: стоит ли беспокоиться?

Обменный курс гривни к доллару США является одним из ключевых показателей, отображающим состояние экономики Украины и ее внешнеэкономических связей. Он зависит от большого количества факторов, как внутренних, так и внешних.

Внутренние факторы включают состояние государственных финансов, уровень инфляции, политическую стабильность и экономический рост. Внешние охватывают торговый баланс, потоки инвестиций, мировые цены на сырьевые товары и общее состояние мировой экономики.

[see_also ids=”596232″]

С другой стороны, курс гривни также оказывает обратное влияние на экономику Украины. Девальвация делает экспорт более конкурентоспособным, но вместе с тем приводит к подорожанию импорта и обслуживания внешнего долга. Ревальвация, наоборот, способствует снижению инфляции, но может подорвать экспортный сектор.

Таким образом, получается замкнутый круг, где колебания курса гривни как влияют на экономические показатели, так и сами зависят от них. Это делает курсовую политику Национального банка Украины чрезвычайно важной, ведь она должна поддерживать баланс между стабильностью национальной валюты и конкурентоспособностью экономики.

Сейчас гривня находится в устойчивом тренде на ослабление.

С марта по май она подешевела более чем на 6%. То есть в среднем за этот период нацвалюта Украины дешевела на 2% в месяц. Это не катастрофа, это ее крейсерская скорость. И в целом валютные колебания в пределах 10% не должны вызывать устойчивую обеспокоенность. Но игнорировать другие факторы, влияющие на устойчивость национальной валюты, также не следует.

К сожалению, судя по экономической ситуации в стране, параметры ослабления гривни сохранятся до конца года. Причины слабости на поверхности. Данные по внешней торговле остаются плохими. Дефицит торгового баланса Украины в марте вырос с 3,2 млрд долл. до 5,9 млрд, при этом даже не получится сказать, что это запоздалые данные. Ведь свежий отчет НБУ по международным резервам подтверждает и этот негативный тренд.

[see_also ids=”597241″]

На конец мая резервы сократились на 3,04 млрд долл., с 42,04 млрд до 39 млрд. Это говорит о том, что ежемесячный дефицит во внешней торговле в мае держался на таком же высоком уровне, как и в марте, — 2,7–3 млрд долл. Мартовское ослабление гривни к доллару США составляло около 2,3%. А снижение в мае — 2,2%. Показатели очень близкие. Следовательно, признаков улучшения ситуации в ближайшие месяцы нет. Наоборот, в мире наблюдается экономическое охлаждение. Значит, спрос на традиционные экспортные товары Украины может снизиться, что нам не на пользу, ведь объемы нашего экспорта (прежде всего зернового) прямо влияют на курсовую стабильность как основной источник поступления валюты в страну. Если мировой спрос не вырастет, дыра в балансе внешней торговли страны останется, а вместе с ней будет сохраняться и давление на курс гривни. Ослабление со средней скоростью 1,5–2% в месяц, скорее всего, продолжится.

В стандартной ситуации ослабление курса национальной валюты угрожает негативными последствиями только в краткосрочной перспективе. В отличие от рядовых граждан, для которых курс валют — это, скорее, психологический индикатор стабильности, финансисты и экономисты не видят в ослаблении курса трагедии, более того, при определенных обстоятельствах это ослабление может быть полезным для экономики. Жаль только, что наша текущая ситуация очень далека от стандартной.

Основной негатив курсового ослабления связан с ростом цен на импортную продукцию, которая сейчас и так преобладает в нашем экспортно-импортном балансе. Будут дорожать и потребительские товары, и промышленное сырье, и составляющие производств — от посевного материала для АПК до оборудования и расходных материалов ВПК. Это логично приведет к повышению инфляции, росту процентных ставок и замедлению экономики. А проблемы в энергетике, дополнительно увеличивающие затраты производителей, только усилят эту тенденцию.

Сейчас в Украине, несмотря на заметное ослабление гривни, инфляция не растет: март-апрель ИПЦ 3,2%. Процентная ставка НБУ, наоборот, снижается. Более того, не наблюдается даже сезонный всплеск цен из-за традиционного роста деловой активности весной. Это означает, к сожалению, что никакого весеннего всплеска в украинской экономике, скорее всего, нет. С учетом энергетических проблем, возможно, уже сейчас идет спад, который может продолжаться, если правительство не сумеет обеспечить стабильное энергоснабжение к осенне-зимнему периоду.

Собственно, экономический спад своим дезинфляционным влиянием сейчас перекрывает курсовой рост инфляции. Финансовая же стабильность Украины обеспечивается внешней помощью. Но если поток внешней помощи сократится или по крайней мере не будет постоянным и прогнозируемым, то экономические проблемы начнут прорываться в финансовый сектор. Тогда снижение валютного курса может ускориться, и, несмотря на дальнейший спад в экономике, произойдет инфляционный всплеск с одновременным падением доходов. Подобное сочетание — это не только рецепт локального кризиса, но и предвестник будущей структурной перестройки экономики. По сути, экономика будет нуждаться в больших изменениях в своей структуре ради адаптации к новым, к сожалению, более тяжелым, условиям. Для того чтобы избежать этого сценария (ведь, несмотря на общую устойчивость и иногда удивительную адаптивность, реальный сектор третий год подряд живет в перманентном сотрясении), Украине необходимы как сохранение финансовой помощи от стран-партнеров, что усилит государственные финансы, так и существенные инвестиционные программы, которые обеспечат подпитку реального сектора. Иначе прогнозируемая умеренная девальвация гривни до отметки 42,5 грн/долл. к концу 2024 года может быть более драматической.

[votes id=”1798″]

Leave a Reply